Телефон кассы +7(8692) 54-76-03; +7(989) 800-95-85



О нас пишут

Вадим Елизаров: «Театр танца и театр Луначарского, прославляя Севастополь, рассчитывают на большее внимание властей и меценатов»

Вадим Елизаров - народный артист Украины, заведующий кафедрой хореографии Крымского государственного университета культуры и искусств.

Под его руководством Севастопольский спортивно-танцевальный клуб «Виктория» 15 раз становился чемпионом Украины.

В 2000 году Вадим Елизаров создал Севастопольский театр танца, который сегодня является академическим. Он известен далеко за пределами Севастополя, Крыма и Украины.

В ноябре прошлого года Елизаров назначен генеральным директором Севастопольского академического русского драматического театра им. Луначарского.

Беседа «Нового Севастополя» с Вадимом Елизаровым продолжалась около двух часов и касалась не только театральной, но и других сторон общественной жизни Севастополя.

- Вадим Альбертович, вы подготовили и провели на День города, по-моему, блестящий проект «Севастопольский вальс». Однако в интернет-пространстве проект и Вы лично получили немало и критики, и обидных слов…

- Есть некоторые мелодии, которые делают гораздо больше, чем все политики вместе взятые. «Севастопольский вальс» - именно такая акция, которая сплотила людей в танце. И эта была гордость за наш город.

Однако на некоторых сайтах появилось столько грязи относительно проекта «Севастопольский вальс»... Всю эту грязь пишут трусы, которые прячут свое лицо за анонимами. Сколько они очень достойных людей обидели, оскорбили. Многие на это смотрят молча, а меня это оскорбляет.

Эти анонимы не понимают, что в «Севастопольском вальсе» принимали участие в большинстве своем непрофессиональные танцоры - это обыкновенные школьники, которые буквально за три урока сделали композицию. Они старались, проявили себя с лучшей стороны.

Но все-таки найдется какая-то сволочь, извините за выражение, которая все опошлит.

- Ранее «Севастопольский вальс» позиционировал себя как проект самого массового исполнения вальса для попадания в Книгу рекордов Украины. В этом году, как я понял, не было задачи - попасть «Севастопольскому вальсу» в Книгу рекордов...

- Абсолютно правы. Никаких рекордов на этот раз не было. Скажу больше. Раньше я отбивался от подобных проектов, потому что я много лет занимаюсь профессионально искусством бального танца, всю свою жизнь.

Я создал спортивно-танцевальный клуб «Виктория», который имеет наград больше, чем любой спортивно-танцевальный клуб Украины. И даже больше, чем у всех вместе взятых таких клубов.

15 раз «Виктория» становилась чемпионом Украины. В этом году «Виктория» выиграла чемпионат мира во Франции.

Спортивно-танцевальный клуб - это ступень в искусстве бального танца, потому что искусство начинается только тогда, когда люди достигли определенного совершенства, определенного уровня технической подготовки и готовы решать новые творческие задачи, а не только спортивные.

Спортивно-танцевальный клуб «Виктория» является базой для Севастопольского академического театра танца. Если для хореографических театров, таких как опера и балет, у них есть фундамент в виде хореографических училищ, которые расположены на всей территории Украины, а вот что касается нашего жанра - бальной хореографии - то бальный танец обычно принято показывать через спорт. Это спортивные соревнования - чемпионаты, фестивали, конкурсы, турниры. И вот именно спортивно-танцевальный клуб «Виктория» является базой для театра. Именно оттуда на 50% нашего театра он укомплектован нашими кадрами.

Скажу больше. Все спортивно-танцевальные клубы Севастополя являются донорами театра.

Далее. Иногда массовый танец называют флэшмобом. Однако нужно понимать, что флэшмоб - это синхронное исполнение группового танца, который двигается по улице.

«Севастопольский вальс» - это не флэшмоб и быть им не может. Это гораздо более емкое понятие. В это понятие вкладывается очень многое: и патриотизм, и гордость за город. К тому же «Севастопольский вальс» - культовая для города мелодия.

И никто не собирался ставить рекордов, хотя, я думаю, рекорд как раз и был. Около 1700 человек приняли участие в проекте. Участвовали школьники, лицеисты, гимназисты. Кроме того, участвовали танцевальные коллективы, которые представляли профессиональное искусство и самодеятельное. Это были и взрослые коллективы, и дети.

Например, театр танца был представлен школой танца массового обучения: дети, молодежь, синьоры (люди старшего возраста). Кроме того, были представлены хореографическая студия Елены Ольховской, спортивно-танцевальный клуб «Виктория». Театр танца тоже был представлен.

Приняли участие в проекте такие, например, профессиональные коллективы: ансамбль ВМС Украины, офицерский бал, ансамбль «Черное море». Самодеятельные коллективы, которые фактически стоят на профессиональном уровне, например, «Радость» из Балаклавы. Это, по моему мнению, лучший детский коллектив в Украине. Коллектив «Атлантика» из УКИЦ. Как всегда, прекрасно выглядел дворец детского и юношеского творчества. И многие другие.

- Когда-то давно, лет 12 назад, вы давали мне интервью, в котором рассказывали о трех составных частях театра танца. Вы называли уличный танец, бальный танец и театр. Что изменилось с тех пор? Как развивается театр танца?

- Структура не изменилась. На этих трех китах стоит театр танца. Театр по-прежнему состоит из трех уровней: школа массового обучения, спортивно-танцевальный клуб и собственно театр. Однако каждое звено приобрело совершенно новый качественный уровень.

Если раньше школа танцев определялась только наличием групп, которые занимаются бальными танцами, то сегодня - это и группы фламенко, классического танца, аргентинского танго, восточных танцев, хип-хоп, индийских танцев.

Эти направления ведут настоящие корифеи и лучшие хореографы города.

Заслуженная артистка Украины Анастасия Николенко - основоположник восточного танца как направления в нашем городе.

Направление фламенко ведет заслуженная артистка Украины Евгения Гордиенко. Это потрясающая актриса. И Гордиенко и Николенко с отличием закончили Киевскую академию танца.

Володя Косенко и Мария Бондаренко ведут направление аргентинское танго. Есть и хип-хоп, и китайское, индийское направления. Это первый «пирог», на чем стоит театр танца.

Все мои артисты имеют высшее профессиональное образование. Это люди, специально подготовленные, обладающие специальными навыками преподавания, методикой преподавания, умеющие правильно обучить.

- Складывается такое ощущение, что весь Севастополь танцует…

- Вы правы, город весь танцует. У нас хореография одна из лучших в Украине. И не только в народно-сценическом танце, не только в бальном. В направлении хип-хоп у нас Марта Августинович - чемпионка Украины, призерка чемпионатов мира.

Однако нужно понимать, что театральная публика не исчисляется сотнями тысяч. Театральная публика - это та элита, для которой театр стал нормой жизни. Эта публика ходила в театр и будет ходить. Ей это совершенно необходимо.

В то же время в Севастополе есть люди, которые уподобились братьям нашим меньшим - собачкам, кошечкам. Покушали, наплодили себе подобных, вырыли норку, да и все. А есть люди, которым нужно гораздо больше. Это незначительная часть, но она очень ценная. И в Севастополе она складывалась десятилетиями, основывалась на офицерском корпусе. Это люди, для которых вопрос культуры, вопрос театра не стоит последним в графе образования.

У меня есть друг - Владимир Львович Васюков. Это бывший командир 30-й дивизии Черноморского флота. Это человек, который был членом художественного совета театра танца, это самый настоящий театральный эрудит.

Владимир Петрович Комоедов, бывший командующий Черноморским флотом, - это же человек-энциклопедия именно в области культуры и искусства. В 2002 году именно по его инициативе театр танца открывал дни культуры России в Каннах, Франция. Из трех дней празднования первый день открывал Севастопольский академический театр танца, второй день - симфонический оркестр «Виртуозы Москвы» Спивакова и третий день - два фильма Никиты Михалкова и лично Никита Сергеевич Михалков.

- Театр танца вырос количеством людей, а помещение остается все тем же...

- Да, помещение не увеличилось. Зал расписан по минутам...

- По последней информации, город готов передать кинотеатр «Украина» театру танца...

- Об этом много говорят, однако воз и ныне там. Решение, к сожалению, не принято. Буду откровенен: кинотеатр «Украина» принципиально спасет положение первого нашего уровня - школу танцев массового обучения.

Некоторые чиновники и «доброжелатели» рассуждают так: вот мы им дадим кинотеатр «Украина» и пусть они «валят» из Дворца детского и юношеского творчества. Я не уйду оттуда. Я туда вложил душу, сердце и свою жизнь. И помещение оно единственное, которое может хоть в какой-то мере по размерам отвечать понятию театра. Да, у нас 200 мест зрительный зал - маленький. Но у нас танцевальная площадка - 12 на 15 метров. Такой площадки нет в городе больше.

Что нам предлагают в кинотеатре «Украина»? Зрительный зал на 100 мест и сцена 5 на 10 метров. Что-то изменить без радикальной реконструкции невозможно. Чтобы провести такие изменения, нужно оставить два фасада, внутреннюю часть всю сломать.

Я сделал проект реконструкции здания кинотеатра. Когда увидел проект наш мэр, он сказал, что я сказочник. Он в чем-то прав. Потому что не обойтись ни миллионом, ни десятком миллионов гривен. Это несколько десятков миллионов долларов.

Скажу больше. Севастополь сегодня, несмотря на особую роль на карте бывшего Советского Союза, не имеет ни одного концертно-театрального зала, соответствующего уровню нашего времени.

Если говорить о театре им. Луначарского, то это потрясающий, замечательный театр. Здание великолепное, но оно предназначено исключительно для драматического толкования. Его же мы в силу отсутствия помещений превратили в городской дворец культуры.

Что мы здесь только ни проводим?! От гражданской панихиды то торжественного собрания. И это - система.

Поэтому городу нужен суперсовременный зал с прекрасным фойе, в котором могли бы разместиться различные выставки. Нужна сцена соответствующих размеров. Нужен зал не менее, чем на 2000 мест. Для того, чтобы принимать какую либо мегазвезду.

Почему к нам не едут мегазвезды? Потому что невозможно экономически окупить их приезд. Или мы будем, как всегда, рассчитывать на какого-то дядю, который расщедрится и оплатит нам мегазвезду.

- Может быть, настало время радикально начать формировать общественное мнение вокруг этой проблемы?

- Я против всякого радикализма. Руководство города очень хорошо понимает этот вопрос. Однако мы все понимаем, что бюджет Севастополя такую проблему не вытянет. Нужна госпрограмма. А ее нет. В этой связи, я не думал и не гадал, что первой необходимостью для города станет строительство ледового катка!

Нужно четко понимать, что прошу я концертно-театральный зал не для себя, он останется в собственности города. Мне часто говорят, что это, мол, театр Елизарова. Да, это театр Елизарова с точки зрения творческой. Но его юридическая аргументация - это коммунальное учреждение, принадлежащее городу.

Один депутат есть, которому не дает покоя тот факт, что люди говорят о театре танца, что это театр Вадима Елизарова. Да, это мое детище, я этому всю жизнь посвятил. И мои дети все танцуют в театре. Не только мои личные дети, потому что каждый мой ученик вырос с горшка и стал заслуженным артистом Украины.

Сегодня ведущие педагоги Киева - это мои ученики. Это Юра и Яна Васютяк, Юрий и Татьяна Сенченко, Женя и Оксана Костромины, Евгений Защук. Это все наши севастопольские ребята стали ведущими педагогами Киева.

- Севастопольский театр танца - уникальное явление и для Крыма, и для Украины, и для всего мира. Без натяжек. Что-то подобное где-то есть?

- Нет. Поясню. В зависимости от вида хореографии есть его как бы самодеятельное и профессиональное понимание. Допустим, классический балет: от кружка классического танца в любом дворце культуры или клубе до государственного театра оперы и балета.

Если брать народно-сценический танец. У нас в Севастополе таких коллективов очень много. У этих коллективов есть профессиональные кумиры: ансамбль Павла Вирского в Украине, ансамбль Игоря Моисеева в России, это хор Григория Веревки в Украине, это ансамбль Михаила Годенко в России.

И вот если говорить о бальном танце, то сейчас нет средней школы, где бы не было кружка бального танца. Однако если говорить о профессиональной составляющей, то только наш коллектив. Нет другого аналога.

Во всем мире бальный танец рассматривается исключительно как спортивная дисциплина или общественно-массовый танец. Я же предложил миру рассматривать бальный танец как художественную дисциплину. Потому что спектакли нашего театра «Кармен», «Пигмалион», «Нотрдам де Пари» основаны на литературных произведениях. В них есть драматическая канва. Это не просто танцы.

У нас есть разные программы, например, «Избранное», «Бродвей», которые преподносят наше искусство в разных его ипостасях, но это маленькие произведения, не связанные какой-то канвой. А есть готовые спектакли.

В мире, могу сказать объективно, есть аналог нашего театра танца. Лет 10 назад в Австралии под патронатом Элтона Джона был создан коллектив, который до сих пор гастролирует по миру. Называется он «Сожги паркет». Его ведущей парой были профессиональные австралийские танцоры Петра Роби и Джеймс Гилкинсон. Именно они до сих пор руководят коллективом.

У них 4-5 программ. Программы не связаны никакой драматургической канвой. Это не театр. Это шоу, которое рассчитано на то, чтобы вы в начале его рот открыли и до конца шоу не закрыли.

- Вадим Альбертович, периодически в информационном пространстве появляются волны, направленные против Театра танца... Якобы, он должен «съехать» из помещения ДДЮТ...

- Да, это верно. С периодичностью находятся злопыхатели, которые не против спекулировать на детях. Но у нас в театре тоже занимаются дети. Не меньше, чем в ДДЮТ, а больше. Но вот эти постоянные спекуляции людей, умело приклеившихся к детской теме, сидящих в центре города, они не прекращаются.

Хочу им сказать: времена партийных «рапортов» закончились...

- Они могут вернуться. У меня есть такое ощущение...

- Нет, не может быть…

Хочу коснуться другой темы. Сегодня все средние школы города работают в односменном режиме. Колоссальный потенциал помещений для занятий любым творчеством. И не надо говорить, что у детей ничего нет. У детей все есть. А вот как организовать эту работу - другой вопрос.

Некоторые спекулянты детской темы хорошо устроились. Сидят в центре города, на всем готовеньком. Финансируют их по полной программе. И они кичатся, что у них все бесплатно. Это не у них бесплатно. Это государство за них платит. А налоги платим мы с вами, все севастопольцы.

А мы - городское коммунальное учреждение, находящееся к тому же в арендных отношениях, платим и за аренду, и все коммунальные платежи. У нас вся работа построена на хозрасчете. И ничего здесь зазорного нет.

А то, что мне приписывают - это зависть. Обыкновенная человеческая зависть, которая не имеет пределов и границ.

- Одна общественница в прошлом году при распределении средств городского бюджета на поддержку русской культуры выступила против того, чтобы театр танца получил такую поддержку, потому что он, дескать, проповедует не русскую культуру, а ча-ча-ча и аргентинское танго...

- Это глупость. Потому что танцами в нашем театре занимаются русские дети. Если следовать логике общественницы, если русский ребенок играет Моцарта, то его наказать за это? А если этот ребенок поет «Нiч яка мiсячна»? Его тоже следует упрекнуть? Это опасная спекуляция. Это грязные политические игры.

Кстати, относительно недавно эта севастопольская общественница написала мне как генеральному директору театра им. Луначарского письмо, в котором просила выделить около 100 билетов для бесплатного посещения определенными категориями людей. И мы ей не отказали. Я всегда помогал и буду помогать всем, кому могу: и детям, и ветеранам. Это мое личное убеждение.

- Может быть, все нападки связаны с завистью?

- Да, завистников - миллион. Дело в том, что из всех человеческих недостатков, которые присущи нашему городу, один из первых - это зависть. Есть люди, которые не создают ничего, не работают, но постоянно спекулируют.

Знаете, был Вавилов и был Лысенко, был Моцарт и был Сальери. У нас есть люди, которые созидают и делают лицо города. А что скажет мне завистник, если театру танца во всех странах мира, в которых мы побывали, стоя аплодировали. Между прочим, аплодировали Севастополю?!

- Какие творческие перспективы театра танца?

- Уникальность самого коллектива, мне кажется, подсказывает администрации города - создать для него все необходимые условия. Потому что люди сюда приезжают увидеть театр танца. Я не говорю - только театр танца, но в том числе и его.

Когда мы ездим по городам Украины, мы всегда собираем полные залы и аншлаги. И везде звучит пропаганда Севастополя.

Театр танца нельзя рассматривать как узкое творческое объединение. Это огромная общественно-массовая школа танца, которая несет культуру в массы. Это спортивные достижения, которые пока ни одна школа в других городах Украины не преодолела.

Перспективу вижу в создании мощного дворца танца, который необходим не только театру танца, но и многим другим творческим коллективам города. Однако, если спуститься с небес, все очень грустно.

- Вот сегодня в театре Луначарского премьера - «Кабала святош» по пьесе Михаила Булгакова, в ней как раз и поднята проблема взаимоотношений власти и художника, о которой вы говорили на пресс-конференции и мы не будем в нее погружаться. Но перейдем к проблематике театра Луначарского, в котором вы генеральный директор с ноября 2012 года. На слушаниях в горсовете при назначении на эту должность вы заявили: «Для меня театр Луначарского всегда был школой. И когда мы создавали театр танца, за основу брали уже сложившийся коллектив, его инфраструктуру. Я очень хорошо знаю Владимира Магара, очень уважаю этого человека. Буду работать в тандеме с художественным руководителем театра Владимиром Магаром. Я постараюсь сделать так, чтобы моя работа была незаметной»...

- С ноября 2012 года по сей день, думаю, что изучил достаточно глубоко всю ситуацию с театром. Действительно, театр находится в тяжелом положении. До меня Александр Костюков пытался, а сейчас я пытаюсь выровнять экономическую ситуацию.

Я подготовил примерно 20 писем-обращений в Севастопольскую городскую госадминистрацию. Столько же писем лежит от Костюкова. Мы пишем об одном и том же.

Очень долгое время на техническую составляющую театра, на все инженерные сети мало кто обращал внимания. Их довели до состояния коллапса.

Исключительно благодаря Владимиру Григорьевичу Яцубе начались масштабные ремонтные работы, которые, я надеюсь, выведут театр из технического и технологического тупика.

Мы на полпути. Очень многое сделано, но сделано больше внешнее. А нужно заниматься тем, что прогнило и рухнуло.

Например, та система пожаротушения, которая должна быть современной в театре, где такое скопление людей, она требует серьезнейшей модернизации. Строители проложили кубометры трубопроводов по всему театру. И эта система уже практически готова. Чего не скажешь о системе вентиляции и кондиционирования. Но и к этой работе мы приступили и уже многое сделано.

- А что скажете о творческом коллективе театра Луначарского?

- У меня в театре танца - одна команда, она смотрит в одну сторону. В театре Луначарского - несколько команд, и все они смотрят в разные стороны. Даже в творческой составляющей - не все в порядке. Есть люди, которые деликатно молчат, при этом абсолютно не согласны с линией художественного руководителя. Есть люди беспредельно преданные худруку. И готовы за ним в огонь и воду. Есть такие, которые откровенно против.

Может быть, это совершенно естественно для творческого коллектива. Но я ведь не с Луны прилетел. У меня тоже театр танца и такого, как здесь, не было. Люди, которые смотрят в другую сторону, не должны работать в этой команде. Команда сильна всегда единством.

Если говорить о хозяйственно-административном блоке, то в нем крылась самая главная проблема. За мои полгода мне пришлось расстаться с многими людьми. Я не ставлю им никакой оценки. Просто нам не по пути.

Я потерял двух своих первых заместителей. Наверное, они хорошие люди и найдут себя в другом деле. Но вместе нам не по пути. Я поменял главного бухгалтера по ее решению. Начальника отдела кадров, который сосредоточил в своих руках и канцелярию, и архив, и кадры и был таким серым кардиналом здесь. И совершенно непонятные ставки оказались здесь у людей. Вопрос кадрового аудита стоит до сих пор. То есть я хочу разобраться, с кем я работаю. Что они делают? За что они получают деньги? Как они относятся лично к проблемам театра?

Мы провели бухгалтерский аудит, который выявил массу, мягко говоря, некомпетентных решений.

У театра за несколько лет сформировались какие-то немыслимые долги перед налоговыми организациями, перед коммунальными предприятиями. Здесь есть масса вопросов и объективных, и субъективных.

До 2011 года дотация города театру выглядела официально как дотация постатейная. То есть город оплачивал театру зарплату, начисления и коммунальные платежи. С 2011 года (не знаю, кто принял решение) дотации выглядят так: вот вам мешок денег, а вы как хотите, так его и тратьте. Так делать нельзя.

- Эти проблемы удалось преодолеть?

- Пока не все, но мы движемся в правильном направлении. Важно сказать, что проблемы театра замыкаются на управление финансов города. Мы не понимаем пока друг друга.

Театр не может быть «мулен ружем», где допустимо все - хоть разденься. И это дает отличную кассу.

Допустим, классическая постановка «Отелло» не может быть коммерческой. Как не могут быть коммерческими спектакли «Городничий», «Кабала святош». Но эти спектакли обязаны смотреть школьники, чтобы школьная программа им стала интересной.

Театр нужно использовать как театр, а не как проходной двор. Очень многое зависит от точки зрения, интеллекта руководителей города.

- В таком случае, как все-таки сделать, чтоб театр не понизил планку и стал максимально самодостаточным?

- Мы решим проблему, если выдвинем такой лозунг: каждому театру - по олигарху! И мы решим вопрос! (смеется)

Теперь - серьезно. Прошлым летом два дня был в Москве, посетил два театра. Один театр - «Ленком» Марка Захарова. Среди портретов артистов и театральных деятелей я увидел скромную надпись, что генеральным спонсором театра является один из крупнейших банков России. Вот вам и успех!

А на следующий день был в театре Советской армии, там увидел такую же надпись. Как вы уже догадались, еще один крупный банк РФ является генеральным спонсором этого театра.

В нашем же окружении все театры - как пасынки. Мы в унизительном положении. Мы все время должны стоять с протянутой рукой. Я говорю сейчас и о театре Луначарского, и театре танца, и о ТБМ. Я бы сюда отнес симфонический оркестр Владимира Кима.

Есть сфера, которая не может развиться без постоянной дотации - это культура. Это наше будущее, это наши дети.

Было время, когда мы строили заправки, до тех пор, пока на каждого жителя не построили по заправке. Затем стали строить универсамы. Теперь у нас в каждом дворе универсам.

Доживем ли мы до того, чтобы и театрами занялись?

- Что поменялось в самой экономике театра?

- Мы должны научиться очень хорошо считать. Это очень важно. Есть бюджет выпуска спектакля: во сколько обходятся декорации, работа художников, постановщиков, музыкантов. Какова себестоимость спектакля? Может ли мы окупить спектакль?

С прошлого месяца мы возобновили детские дневные спектакли. Теперь среди недели будет еще один день, кроме субботы и воскресенья, когда мы будем показывать утренние представления для детей. Касса показала, что мы можем еще привлечь средства.

Но, на мой взгляд, как экономиста, если у меня в обойме 50 человек артистов, из них работают только 30, а 20 не работают, то это проблема. С другой стороны, это не вина артистов - для художника эти «краски» не понадобились. Но это слишком большая роскошь - неработающие и получающие зарплату артисты.

Я убедил художественного руководителя, что у нас в режиссерском корпусе должен быть хотя бы еще один режиссер. И мы взяли режиссера Тараса Мазура, кстати, по рекомендации художественного руководителя Владимира Магара. Рано делать выводы, но Тарас с пониманием отнесся к проблемам театра.

Например, в прошлом году был сделан спектакль «Вишневый сад». Он был недоделан. С редакцией этого спектакля многие не соглашались. Он подвергался критике. И мы уговорили Тараса Мазура взяться за восстановление спектакля. Но вы знаете, какая неблагодарная работа за кем-то подчищать, исправлять. Но нужно отдать должное Тарасу - он взялся с душой. И он сделал спектакль, который состоялся и премьера удалась.

Теперь у нас уже два режиссера и появилась здоровая конкуренция. Кстати, у нас среди артистов есть замечательные, и так сказать, нештатные режиссеры Натэлла Абелева, Евгений Журавкин, Людмила Шестакова.

Однако если даже все лампочки будут гореть в театре и унитазы работать, и буфет будет работать, все же главное будет то, что происходит на сцене. Это репертуар театра. А он складывается не генеральным директором, а художественным руководителем. И тут есть над чем подумать.

- Не было ли у вас, как у человека творческого, желания что-то подправить в творческой части театра, хотя, конечно, это не ваши обязанности?

- Совершенно необходима новая волна. Речь идет о режиссерах, потому что где-то мы застоялись. Репертуар предсказуем.

Вот стоит спектакль, вроде бы замечательный. Смотришь экономические показатели - они ни к черту, они плохие. Зритель не ходит. Обвинять зрителя? Это последнее дело. Надо думать, думать и срочно.

Как вам удается совмещать обязанности в театре танца и театре Луначарского?

- На 90 процентов я здесь, в театре Луначарского. Просто не отпускает ситуация. Отвернешься 0 не так сделают и не то.

Тем более, что у меня роль сейчас сложная. Официальный заказчик всех ремонтных работ - Управление капитального строительства СГГА, подрядчик - киевская фирма. А между ними я кто? Я вижу, что не эти работы нужно делать сейчас. Они говорят, мол, у нас проект. А проект делали до меня. И что-то изменить очень трудно. Хорошо, что начальник УКС Сергей Иванович Данцев с пониманием относится и изменения вносит.

- Когда ждать окончания модернизации театра?

- Не все зависит от нас и от нашего мэра. Мы идем как по минному полю. Вдруг попадаем в такую зону, что нужно все бросить и делать все в этой зоне. А это не предусмотрено проектом, а надо делать.

- Мы беседуем накануне премьеры, театр будет давать «Кабалу святош» Михаила Булгакова. На пресс-конференции, посвященной премьере, прозвучало, что спектакль очень дорогой…

- Да, спектакль дорогой. Город, к сожалению, не помог. Мы вывернули все карманы, но спектакль сделали.

У нас по плану дальше стоял другой спектакль. И я вынужден его снять, потому что не на что его поставить. Физически нет денег…

Елизаров показал на стене своего кабинета фотографию айсберга, сделанную так, что видна его маленькая надводная и большая подводная части. И сравнил Севастополь с таким айсбергом.

«Сверху - компактный, белый и пушистый, а снизу - бездна страстей», - сказал Вадим Елизаров, а дальше он попросил выключить диктофон. Разговор еще продолжался, но он уже не касался предложенной «Новым Севастополем» темы.

Автор:
Александр Щербаков
Источник:
Дата:
2013-06-25

наверх

Все права защищены © 2010 - 2017 Севастопольский Академический Театр Танца.
Использование материалов сайта разрешается только при указании
ссылки на источник.